?

Log in

Tue, Dec. 6th, 2016, 12:22 pm
Жизнь в эпоху перемен. Из практического опыта по созданию сети

Предисловие. В 2005 г. как координатор Коалиции “Права – детям” написал данную статью. В 2016 г. перечитал и решил, что все по-прежнему является актуальным. Жаль, что разрушительные действия со стороны властей привели к обрушению этого сектора жизни сообщества. Но, строительство сетей, особенно в области соблюдения прав человека и общественного контроля, продолжают развиваться. Об этом готовится следующая статья.

Жизнь в эпоху перемен
(из практического опыта по созданию сети)

1.Сеть как волчок
Когда говорят о сетях, то есть несколько образов, которые не дают сделать шаг вперед. Например, полагают, что сетевое взаимодействие между людьми и организациями похоже на рыбацкую сеть (одинаковые узлы и расстояния между ними) и часто сеть так и изображают. Образ компьютерных сетей здесь тоже мало помогает. Когда мы размышляем о сетях, то используем другой образ – юлы (волчка), который движется по неправильной спирали (нельзя точно сказать, где будет волчок в последующий момент). Кроме того, у волчка есть ядро и оболочка, которые и приводят его в движение. Точно так же и у сетей – всегда есть маленькая группа людей (ядро), которые и приводят в движение остальных участников (оболочку), что и позволяет сделать следующий шаг. Но на другом витке спирали, может произойти “перехват управления” и движителем волчка оказывается другой состав ядра и оболочки. К такой смене ситуации инициаторы сетей обычно не готовы. Эффективное развитие всегда приводит к изменению партнеров, участников и надо уметь позитивно относиться к “отпочкованию”, к тому, что, и лидеры, и приоритеты уже другие. В продвинутых сетях всегда появляется новый магнетизм, притягивающий новые генерации, не позволяя сетям превратиться в интеллектуально-религиозные секты.

2.Сети – это необходимость, а не мода
У каждой группы создателей сетевых связей свои цели и мотивы. Важно понимать, что создание сетей – это ответ на глубину проблем и вызовов современности. Чем сложнее проблема, под решение которых создана сеть, тем дольше должен длиться подготовительный процесс. Например, мы, прежде чем заявить о создании сети, вели целенаправленную подготовительную работу более 10 лет, и то имели горечь утрат и конфликтов, но при этом сохранили свое ядро. Лучшая проверка жизнеспособности – получение финансирования на совместную работу. Сразу понимаешь, кто есть кто. Но от этого никто не застрахован. Сеть – это новый субъект развития. В зависимости от миссии, т.е. на какой регион, сферу и область деятельности она направлена, так она должны быть и сконфигурирована. Наша сеть, к примеру, направлена на выработку новой позиции по отношению к детству на основе Конвенции ООН по правам ребенка и стремится стать субъектом развития в этой сфере на юге России и Закавказья. Лучшая сеть та, в которой есть полипрофессионализм (несколько профессий у каждого из самых разных областей).

3.Что придает устойчивость?
На своей практике мы увидели лишь два фундаментальных основания, придающих сетям устойчивость: во-первых, это наличие единого проблемного поля и принципиальных подходов; во-вторых, наличие собственной образовательной программы. Например, наш образовательный проект - это “Детский правозащитный университет”. Вспомогательными механизмами устойчивости является сайт (обновление не реже одного раза в неделю), информационная рассылка (не реже одного раза в месяц), совместные акции и проекты (не реже одного раза в полгода), совместные встречи-конференции (2 раза в год), выпуск газеты (1 раз в два месяца) и т.д. В каждой сети должны обдумываться свои форматы взаимодействия, традиции, формы поощрения, что в конечном итоге приведет к формированию собственного ритма. Разным людям подходят разные ритмы, точно так же и сетям требуется разный жизненный цикл.

4.Специфика правозащитных сетей
В отличие от других сетей, правозащитные сети строятся вокруг соблюдения определенного корпуса международных законодательных актов и/или отмены процедур стоящих на пути соблюдения прав человека, например, отмена смертной казни (Международная Амнистия). Постоянно приходится балансировать между лагерем политиков, поскольку без союза с ними не обеспечить изменения государственной политики, и здоровой оппозицией государству как таковому (крайняя форма – анархизм). В правозащитное движение приходит много людей несущих в себе моральные, психологические и физические травмы после борьбы с чиновниками за справедливость. Иногда участие таких людей приводит к дискредитации правозащитной деятельности в связи с необдуманными поступками, поэтому не всех и не сразу надо наделять правами участника, может быть стоит предусмотреть статус кандидата или испытательный срок. Другой важной особенностью является объем требований, которые предъявляется властям для соблюдения прав человека. Надо требовать выполнения именно того, что заявлено не больше, но и не меньше. Помните Вы не на базаре и торг не уместен. Поэтому и требования надо заявлять реально осуществимые, например, создание специальной комиссии или, встречи с высоким чиновником. Кроме того, правозащитные действия всегда являются публичными и не могут строиться на насилии. Путь правозащитников - это бег на длинную дистанцию, надо иметь очень много терпения и постоянно размышлять о том, как сделать свою работу эффективной.

5.Не создавайте сети
Если Вы:
• не готовы поддерживать их работу без специальных грантов;
• можете и так все сделать сами, привлекая дополнительные силы по контрактам;
• не размышляете о том, что будет делать сеть в течение 5-10 лет;
• чувствуете дискомфорт при смене лидера;
• если нет команды (хотя бы три человека, но лучше 5-7);
• если Вы не готовы меняться на ходу, т.е. постоянно жить в эпоху перемен.

Wed, Nov. 9th, 2016, 04:30 pm
Техники вопрошания. Как эффективно задавать вопросы

Перевод Дмитрия Карастелёва

Что посеешь, то и пожнешь – это часто используемый принцип при взаимодействии с компьютерными системами: если введены неверные данные, то на выходе получится неверный результат. Те же принципы работают и в обычной речи: если вы задаете неправильные вопросы, то получаете неправильные ответы или как минимум не то, что вы ожидали.
Формулирование правильного вопроса это основа эффективного взаимодействия и передачи информации. При использовании верных вопросов в определенных ситуациях вы можете разносторонне улучшить способность взаимодействия, например: вы можете получить более детальную информацию и узнать больше; можете создать крепкие дружеские отношения, управлять людьми более эффективно и помочь другим научиться этому.
Приведем самые популярные способы вопрошания, а также о том когда их надо и когда не надо использовать.
Открытые и закрытые вопросы
Закрытые вопросы обычно имеют в ответе одно слово или очень короткое предложение. Например: “Ты хочешь пить?” - ответом является “Да” или ”Нет”; “Где ты живешь?” – ты можешь сказать название своего города или назвать адрес.
Открытые вопросы подразумевают развернутые ответы. Они обычно начинаются с вопросов: “Что?”, ”Почему?”, ”Как?”. Такие вопросы задают отвечающему, опираясь на его или ее знания, мнения или чувства. “Расскажи мне” или ”опиши” могут также быть использованы в таком типе вопроса. Вот несколько примеров:
• Что произошло во время встречи?
• Почему он так отреагировал?
• Как прошла вечеринка?
• Расскажи, что произошло дальше.
• Опиши обстоятельства более подробно.
Открытые вопросы хороши для:
• Создания диалога: “Куда ты отправился проводить свой отпуск?”
• Узнать больше деталей: “Что еще нам нужно сделать, чтобы это было успешно?”
• Выяснить мнение или результат другого человека: “Что ты думаешь о тех изменениях?”
Закрытые вопросы хороши для:
• Проверить свое или чужое восприятие: “Итак, если я получу эту квалификацию, стану ли я лучше?”
• Подвести итог беседы или вынести решение: “Теперь мы владеем фактами, все ли согласны, что это верное направление, в котором стоит двигаться?”
• Создание общей темы разговора: “Вы довольны сервисом своего банка?”
С другой стороны, закрытые вопросы не в нужный момент могут свести на нет обсуждение и привести к неловкому молчанию, поэтому лучше избегать их, когда обсуждение в самом разгаре.
Воронка вопрошания
Этот способ включает в себя начало с основного вопроса, а затем подробный анализ каждого вопроса и создание большего количества вопросов, чтобы намного лучше вникнуть в детали. Это часто используется следователями, берущими показания у свидетелей:
"Сколько человек участвовало в драке?"
"Около десяти."
"Это были подростки или взрослые?"
"В основном подростки."
"Какого возраста они были?"
"Им было по 14-15 лет."
"Кто-то из них был одет во что-то необычное?"
"Да, на некоторых были красные бейсбольные кепки.”
"Можете ли вы вспомнить, были ли кепки с логотипом или нет?"
"Наконец вы подошли к этому вопросу, да были, я помню большую букву N на них."

Использую данный способ, следователь помог свидетелю снова пережить произошедшее и сфокусироваться на важных деталях. К тому же он может узнать личности молодых людей, которые носят похожие кепки из видеозаписи с камеры наблюдения. К сожалению, он бы не узнал эту информацию, если бы напрямую спросил «Можете ли вы вспомнить детали произошедшего?»
Совет:
Когда вы используете способ воронки вопросов, начинайте с кратких вопросов. По мере вашего продвижения делайте вопросы более развернутыми.

Прямые вопросы хороши для того, чтобы:
• Узнать больше деталей об определенном предмете: “Расскажи мне больше о второй возможности.”
• Заинтересовать или усилить уверенность у вашего собеседника можно с помощью таких вопросов: “Использовали ли вы сервис технической поддержки?”, “Решили ли они вашу проблему?”, “Как вел себя человек, который принял ваш вызов?”.

Прощупывающие вопросы
Формулирование прощупывающих вопросов — это другой способ узнать больше деталей. Иногда это настолько просто, как спросить вашего собеседника, к примеру, помочь вам понять решение, которое он принял. Но порой вам нужна дополнительная информация для пояснения: “Когда тебе нужен этот доклад и хочешь ли ты ознакомиться с начальной версией перед тем, как я пришлю тебе оконченную версию?” или разузнать, есть ли подтверждение того, что было сказано: “Как ты узнал, что новая база данных не может быть использована отделом продаж?”
Эффективное применение состоит в использовании способа “5 Whys”, который может помочь вам быстрее добраться до корня проблемы.
Совет:
Используйте вопросы со словом “именно”, чтобы быть наиболее конкретным: “Что именно ты подразумеваешь под быстрым отслеживанием?”, “Кто именно хочет этот доклад?”.

Прощупывающие вопросы хороши для:
• Подтверждения, что ты владеешь материалом и полностью его понимаешь.
• Получение информации от людей, которые не желают что-либо упоминать.
Наводящие вопросы
Наводящие вопросы пытаются сподвигнуть собеседника, использовать ваш способ мышления. Это можно сделать несколькими способами.
• С предположения: “Как ты думаешь, насколько поздно будет сдан проект?”. Это предполагает, что проект не сможет быть вовремя завершен.
• Для добавления собственного согласия в конце обращения: “Лори очень квалифицированный, ты так не думаешь?” или “Второй вариант лучше, не так ли?”.
• Создание вопроса, на который легче всего ответить “Да” (наша природная склонность к предпочтению говорить “Да”, больше чем “Нет” играет важную роль в реакции на общие вопросы): “Стоит ли нам единогласно утвердить второй вариант?” является более привлекательным для положительного ответ, чем “Ты хочешь утвердить второй вариант или нет?”. Хороший способ, сделать его личным. К примеру: “Хочешь ли ты, чтобы я продолжал работать со вторым вариантом?” будет лучше, чем “Стоит ли мне выбрать второй вариант?”.
• Дать людям выбор между двумя вариантами, каждый из которых бы вас устроил, что лучше чем выбор из единственного варианта или, вообще, без вариантов. Строго говоря, выбор “ни тот, ни другой” также возможен, если вы спрашиваете “Что вы выберете, вариант А или Б?”, но большинство людей задумается о том выборе (А или Б), который вы им предоставили.
Запомните - наводящие вопросы должны быть закрытыми.
Наводящие вопросы хороши для:
• Получения ответа, который вас удовлетворит, но при этом оставить других с чувством, что у них был выбор.
• Окончание продажи: “Если это отвечает на все ваши вопросы, то стоит ли нам согласиться на “цене”?”.
Совет:
Используйте наводящие вопросы осторожно. Если вы будете использовать их в личных целях или во вред, то они могут быть восприняты как манипулятивные и нечестные.

Риторические вопросы
Риторические вопросы на деле, не являются вопросами, так как подразумевается, что на них не нужен ответ. Они имеют только форму вопроса: “Разве работа Джона в качестве дизайнера настолько креативна?”
Люди используют риторические вопросы, так как они привлекательны для слушателя, так как они являются утверждениями (“Да это так и мне нравится работать с таким креативным коллегой”) – больше чем заставить их ощутить, что им сказали “Джон очень креативный дизайнер”. (На что они могут ответить “И что?”)
Совет:
Риторические вопросы намного эффективнее, если вы используете их друг за другом. “Разве это не великолепный экран? Разве вам не нравится, как текст накладывается на фотографии? Разве он не отлично использует доступное место? Разве вам не хотелось бы иметь такой экран в других наших продуктах?”

Риторические вопросы хороши для:
• Привлечения внимания слушателя.
Использование техник вопрошания
Вы вероятно уже пользовались этими техниками вопрошания в своей повседневной жизни, на работе и дома. Но сейчас, осознанно используя подходящие виды вопрошания, вы можете получить информацию, ответ или результат наиболее эффективно.
Вопросы это мощное средство для:
• Обучения: Задавайте открытые и закрытые вопросы и используйте прощупывающие вопросы (probing questioning).
• Создания отношений: Люди в основном отвечают положительно, если расспрашиваете их о том, чем они занимаются или интересуетесь их мнением. Если вы сделаете это в утвердительном ключе "Скажи мне, что вам больше всего нравится в вашей работе", то вы сможете построить и поддержать открытый диалог
• Менеджмент и коучинг: Здесь, риторические и наводящие вопросы также очень полезны. Они могут помочь людям подумать и выбрать ваше направление деятельности: “Разве было бы не отлично, повысить свою квалификацию?”
• Избегать недопонимания: Используйте наводящие вопросы, чтобы получить разъяснения, особенно когда выводы контрастируют с суждениями. А для того, чтобы избегать резкого скачка от рассуждения к выводу, следует освоить инструмент “Ladder of Inference”.
• Разрядить напряженную ситуацию: Вы можете успокоить разозлившегося клиента или коллегу, используя воронку вопросов, чтобы разузнать о том, что их расстроило. Это позволит не только отвлечь их от своих эмоций, но часто поможет вам найти нечто, что позволит им почувствовать себя в выигрыше и больше нет необходимости сердиться.
• Убеждение людей: Никто не любит слушать нотации, но задавание серии открытых вопросов поможет другим понять причины, которые стоят за вашей точкой зрения. “Что вы думаете, насчет того, чтобы обновить ноутбуки отдела продаж в течение половины дня?”

Дополнительные подсказки:
Убедитесь, что вы дали своему собеседнику достаточно времени, чтобы ответить. Это может включать в себя время для обдумывания, поэтому постарайтесь не интерпретировать паузу как «без комментариев» и продолжайте диалог.
Искусный вопрошающий сравнивает то, что он услышал и то, что он понял. Только тогда вы поймете, что человек на самом деле имеет в виду, задавая свой вопрос.
Язык вашего тела, тон голоса могут также сыграть роль в ответах, которых вы получаете, когда задаете вопросы.


Оригинал статьи на английском языке

Tue, Nov. 8th, 2016, 09:43 pm
Потенциал вопрошания

Статья Уорена Бергера. Перевод Дмитрия Карастелёва.

В Силиконовой долине и в других центрах инновационных технологий, имеет место высказывание: “Вопросы – это новые ответы”. На сегодняшний день в мире совершенно большое количество научных прорывов и созданы многомиллиардные стартапы, такие как Instagram, Nest, Square, Dropbox, Netflix и много других, и если отследить начало появления и причины каждого из них, то мы можем найти основополагающий вопрос: Почему никто другой этого не сделал?(X) Или, почему бы нам не попробовать?(Y)
Но как новаторы, предприниматели и ведущие бизнесмены пришли к вопросам, которые меняют суть вещей? Является ли это “инновационным мышлением” - способностью, которую можно разработать и использовать? Возможно, ли поспособствовать ее появлению во время организационного процесса?
Чтобы ответить на данные вопросы, я провел собственное многолетнее расследование – “Вопрос в вопросе”. Я изучил несколько основных лидеров в сфере инновационных технологий, также хорошо известных предпринимателей, независимых бизнесменов, технических гениев и все они оказались мастерами искусства вопрошания. Я посмотрел изнутри на такие компании, как Google и IDEO и оказалось, что умение вопрошания у них в крови.
Чтобы понять природу такого явления, как вопрошание, я поговорил с лучшими нейроинженерами и лингвистами, а также объединился с “Институтом правильного вопроса”, который разрабатывает новейшие способы по совершенствованию способности вопрошания у людей. К тому, же, чтобы взглянуть на этот вопрос под другим углом, я также изучил видных комиков, от позднего Джорджа Карлина, до Луиса Си Кейа, использующих вопрошание, чтобы побороть высокомерие и взглянуть на мир вокруг другими глазами.
Какие выводы я сделал?
 Вопрошание это способность, которую все мы имеем в юности, но по мере взросления многие теряют эту способность.
 Мы можем вновь начать с нуля, изучая начальные способы, являющиеся ключом к формированию проницательных и веских вопросов.
 Даже те из нас, кто думают о себе, как о хорошем вопрошателе, могут улучшить не только свою способность, но и самим стать лучше.
Почему же это так важно? Потому-что вопрошание мотивирует нас на решение проблем. Адаптирует к изменяющимся условиям. Открывает новые возможности. Новые исследования показывают, что тот, кто является хорошим вопрошателем, тот будет самым успешным исполнительным директором и бизнес лидером. Также вопрошание заставляет людей чувствовать себя более вовлеченными в свою работу и сплоченными с коллективом, пытливые умы смешиваются и становятся наиболее ценными представителями.
Когда я начал публиковать мое исследование в повседневных изданиях, как Fast Company и Harvard Business Review, в собственной книге “A More Beautiful Question” и в личных визитах в компании, как Microsoft, General Electric и других, и я выяснил, что процесс вопрошания мотивирует людей и делает их более креативными, побуждает их на задавание своих собственных вопросов.
Несколько ключевых мыслей из моей статьи:
 Необходимость сделать шаг назад, чтобы поставить под вопрос нашу каждодневную рутину и высокомерие
 Как базовые приемы и инструменты формулирования вопроса, как используемые Google и IDEO, могут помочь любому человеку или организации в создании серьезных вопросов.
 Для чего компаниям рассматривать “Вопросы задания” в дополнении или отдельно от изложения задания.
 Пять вопросов, которые каждой компании следует спрашивать, во время коренных изменений.
 Как вопрошание может помочь сфокусироваться и преодолеть страх провала.
 Почему настолько важно не просто поднимать вопросы, но и взаимодействовать с ними, неуклонно поднимаясь от “Почему?”, к “Что, если?”, а затем к “Как?”, трем важным стадиям вопрошания.
В течении живых презентаций, сопровождающихся неожиданными историями о прорывах, которые начались с вопроса (от мобильного телефона, да напитка Gatorade), также как практические решения и групповые упражнения, которые побуждают людей к вопрошанию, моя цель состоит в помощи бизнесу и некоммерческим организациям разработать собственную “культуру вопрошания”, в которой любопытство, критическое мышление и инновационные идеи поощрялись и не оставались без внимания.
Оригинал статьи на английском языке

Sun, Nov. 6th, 2016, 07:11 pm
Пять вопросов, которые лидеру не следует задавать

Статья Уорена Бергера. Перевод Дмитрия Карастелёва

Вопрошание, является несомненно ценным лидерским инструментом. Умение задать правильный вопрос, может помочь бизнес лидерам предвидеть изменения, воспользоваться возможностями и задать своим организациям новые направления.
Но почему ваш вопрос важен? Вопросы могут быть незаменимы для привлечения и мотивации людей, но также они могут быть использованы для создания конфликта или обвинения и могут сменить позитивное отношение на негативное. “Мы живем в мире, созданным нашими вопросами”, слова Дэвида Куперридера (David Cooperrider), профессора Case Western Reserve University и первопроходца “Ориентированное на позитив исследование в организации” (“Appreciative Inquiry” см. ссылку), которые умеют вопрошать, используя силу позитивного общения и добиваться положительных результатов.
Так каких же вопросов нужно избегать? Основываясь на разговоре с Куперридером и несколькими другими авторитетными экспертами из моей книги, предоставляю пять примеров самых популярных вопросов, которые могут задать лидеры и впоследствии могут привести к нежелательному исходу. Благодаря простым приемам один вопрос может привлечь человека, а не оттолкнуть его.
“В чем проблема?”. Лидеры компаний могут часто заметить себя, что используют этот вопрос или его варианты. “В чем проблема, что идет не так, что пришло в негодность, в чем наша большая ошибка – к сожалению, все эти вопросы являются началом в 80-ти процентах встреч” – говорит Куперридер. Но он отмечает, что если вопросы лидеров сфокусированы на проблемах и недочетах, тогда организация будет уделять время на них, а не на наращивание потенциала и возможностей. Вместо вопрошания о том, что идет не так или “сосредоточимся на проблеме”, лучше использовать позитивные вопросы, ориентированные на создания потенциала и получения успешных результатов: “Что мы делаем правильно и как нам может помочь этот опыт? Какой наш конечный результат и как мы можем к нему приблизиться?”.
“Кто виноват?”. Этот вопрос направлен на поиск “козла отпущения”, когда на самом деле мы имеем большое количество факторов, из-за которых и произошла проблема. Кейт Ямашита, консультант компании SY Partners, отмечает, когда лидеры спрашивают насчет неудачи, то чаще всего они хотят снять с себя все подозрения в причастности. Лучшей мерой было бы спросить: “Могли бы мы работать так, чтобы исключить возможность повторения?”. Это позволяет выявить причины и области, которые нуждаются во внимании, вместо обвинения кого-либо.

“Почему ты не делаешь так?”. Этот вопрос может выглядеть, как простой совет, но когда его задает лидер, это значит, он пытается внушить вам, что только его путь единственно верный. Мэри Джо Асмус, эксперт в вопросах управления, совместно с Aspire Collaborative Services заявляет, “Задавание вопроса по типу “Как насчет того, чтобы сделать это так?”, является скрытой формой контроля”. Она отмечает, что если лидер состоятелен, то он или она не будет контролировать, как выполняется работа. Лучше разрешить людям использовать свои собственные идеи и способы, между тем вы можете иногда помогать им, спрашивая “Как ты пришел к этому способу? Что ты об этом думаешь?”.
“Разве мы так не пробовали?”. Другой, но, тем не менее, нежелательный вопрос основанный на “Почему ты думаешь, что это сработает, если раньше мы получили отрицательный результат?”. Это не к тому, что лидер не должен поднимать вопрос о неудавшейся стратегии, особенно, если что-то похожее было испробовано в прошлом, но о том, что важен способ подачи данного вопроса. Фил Кесслер, сотрудник Vistage International, глава отдела управления, указывает, что такая постановка вопроса оборачивается несостоятельностью и может привести к провалу. Это выглядит так, что все возможное уже было обдуманно и сделано и то, что не сработало в первый раз, не сработает и во второй, поэтому к этому не следует возвращаться. Эта неудача позволяет понять, что идея была не доработана и была утверждена раньше времени или провал случился из-за некачественного исполнения, а потому, что идея сама по себе была неверной. Будет намного лучше, если спросить “Если мы попробуем в этот раз, что измениться и какой результат это принесет?”
“Какой у нас iPad?”. Дев Перкинс, консультант Jump Associates замечает, что некоторые версии этого вопроса имеют место, когда напуганный руководитель реагирует на соперника, представляя ему новый “горячий” продукт. Руководитель, опирается на свои достижения и в результате спрашивает: “Почему вы не пришли с чем-то, как у нас?”. Проблема состоит в том, что этот вопрос делает из руководителя – последователя, позволяя думать, что их работа заключается в повторении того, что делает “тот парень”. На самом деле лучше совсем убрать этот вопрос и спросить: “Почему у нашего соперника продукт успешнее? Чем он привлекает? Как мы можем использовать собственный потенциал, чтобы сделать еще лучше и угодить потребностям покупателя?”.
Оглядываясь на список с вопросами, можно увидеть много путей их развития и научиться избежать таких ошибок. В заключении, руководителю следует избегать вопросов “направленных на защиту, а не на расследование”, пишет Тим Огильви, консультант по управлению Peer Insight. Постарайтесь упростить вопрос и представьте разговор, как “Беседу между родителем и ребенком”, пишет Вистаж Кесслер. И, наконец, Дэн Роквелл из блога Leadersip Freak adds советует: “Никогда не спрашивайте, если не хотите услышать ответ”.
Оригинал статьи на английском языке https://hbr.org/2014/07/5-common-questions-leaders-should-never-ask
См. также статью по теме “Ориентированное на позитив исследование в организации” A Positive Revolution in Change: Appreciative Inquiry David L. Cooperrider and Diana Whitney http://appreciativeinquiry.case.edu/uploads/whatisai.pdf

Sun, Jul. 6th, 2014, 10:41 pm
Госдума устроила похороны общественного контроля?

В современной России с 1991 по 2014 гг. можно выделить, по крайней мере, три этапа развития института общественного контроля в системе правосудия и правоохранительной деятельности.
Первый этап, продолжавшийся с 1991 по 2001 гг., который можно условно можно назвать «инициативным», характерен расцветом различных инициатив по общественному контролю, например, стихийным посещением мест лишения свободы в системе исполнения наказания, наблюдением за судопроизводством и доступом к правосудию.
Второй этап с 2002 по 2008 гг. – «законотворческий». Были приняты не только при участии, но и под давлением общественности, два важнейших закона: Федеральный закон от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" (далее 30-ФЗ), который учредил институт представителей общественности в квалификационных коллегиях судей (ККС); Федеральный закон Российской Федерации от 10 июня 2008 г. N 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" (далее 76-ФЗ), который учредил институт общественно-наблюдательных комиссий (ОНК).
Третий этап с 2003г. для ККС и с 2009г. для ОНК – «практический», период «привыкания» закрытых систем к контролю со стороны общественности, наработки практик, формирования сообществ, решение сопутствующих организационных и финансовых проблем. В рамках данного этапа следует отметить появление в 2011 г. Концепции проекта Федерального закона "Об общественном (гражданском) контроле в Российской Федерации", которая была сделана по инициативе Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Как утверждается в Концепции «Принятие структурообразующего закона на федеральном уровне позволит установить единые принципы и стандарты организации и осуществления общественного контроля для всех российских регионов и муниципальных образований» .
Ожидаемые разработчиками результаты институционализации общественного контроля:
- повышение эффективности функционирования государственных и муниципальных органов;
- ликвидация излишних структур с контрольно-надзорными функциями;
- рост гражданской активности, политической и правовой культуры населения;
- повышение взаимного доверия власти и гражданского общества;
- структурирование гражданского общества;
- формирование институтов «электронной демократии»;
- формирование комплексной системы учета и защиты общественных интересов;
- расширение гарантий и форм реализации конституционного права граждан на участие в управлении делами государства .
Критики Концепции обоснованно указывают, что: «Идея активизации общественного контроля в нашей стране весьма актуальна. Однако стремление чрезмерно унифицировать проявления общественного контроля не отражает принцип многообразия форм общественного контроля, предлагаемый в концепции. К тому же такое решение усугубит формализованное развитие данного явления и не будет способствовать преодолению отчуждения граждан от власти… Нужна более полная картина реального общественного контроля в стране и обоснованная оценка его достоинств и недостатков.
В России действует много институтов общественного контроля, статус которых определен преимущественно в федеральном законодательстве и отчасти в законодательстве субъектов РФ (местное самоуправление, общественные объединения, общественные палаты, профсоюзы и др.).
Есть отдельные процедуры общественного контроля (обращения граждан, доступ к информации о деятельности органов и др.).
Но эти институты и процедуры либо бездействуют, либо применяются без видимой эффективности. Граждане как участники – пассивны, а госорганы не способствуют изменению ситуации...
В законодательстве есть нормы, закрепляющие некоторые институты и процедуры общественного контроля. Например, таковы статья 72 Земельного кодекса и статья 265 Бюджетного кодекса. Не хватает подобных норм в законах о государственной службе, об исполнительных органах власти и др.» .
Представляет интерес дальнейшая судьба проекта закона, который был передан председателем Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаилом Федотовым Президенту РФ Владимиру Путину. В 2014 г. Президент РФ внес в Государственную Думу законопроект под названием «Об основах общественного контроля», но из него исчезли самые важные положения.
«Михаил Федотов заявил, что разработанный СПЧ и ОП проект закона был «более обширным и подготовленным для того, чтобы все силы гражданского общества включились в общественный контроль». Текст законопроекта ко второму чтению господин Федотов сравнил с «самолетом», который «взлетел, но вентиляция у него не работает» .
Представители общественности, среди которых Людмила Алексеева, Алексей Кудрин, Евгений Ясин, Владимир Лукин, обеспокоенные тревожной ситуацией, обратились к Владимиру Путину с открытым письмом, в котором просили отложить рассмотрение во втором чтении, мотивируя свои позицию следующими тезисами:
1. «Отсутствие общественных организаций и граждан в перечне субъектов общественного контроля. Таким образом, эти субъекты лишаются права контролировать государственные и муниципальные органы власти, хотя многими действующими законами такое право для них уже предусматривается;
2. Сокращение перечня объектов и механизмов общественного контроля, также уже предусмотренных действующим законодательством;
3. Не предусмотрено использование успешно развивающихся на основе действующего законодательства механизмов электронной демократии;
4. Не установлены обязанности государственных и муниципальных органов власти во взаимоотношениях с субъектами общественного контроля» .
Внесение поправок на заседании комитета Государственной Думы по делам общественных объединений от имени СПЧ и Общественной палаты РФ также не прошло. В итоге в начале июля 2014 г. законопроект был принят во втором и третьем чтениях.
В проекте модельного законопроекта Украины «О гражданском (общественном) контроле за государственной деятельностью», созданном по инициативе Харьковской правозащитной группы, сказано: «Общественным контролем за государственной деятельностью в соответствии с настоящим Законом признается проверка, а также надзор с целью проверки государственной деятельности, которые осуществляются Верховной Радой Украины, ее органами, народными депутатами Украины, объединениями граждан и отдельными лицами с целью защиты прав и свобод человека, подчинения политики государства, деятельности его органов и должностных лиц интересам общества в Украине» . В законопроекте совершенно правильно речь идет не о всеохватывающем контроле, как в проекте российского закона , а именно о контроле за государственной деятельностью с целью подчинения госполитики интересам общества.
Пока не просматривается ситуация, когда справедливая критика будет учтена, по-видимому, с принятием закона «Об основах общественного контроля» начнется новый этап массовой и разветвленной институционализации общественного контроля, однако будет ли это реальный контроль, а не его имитация?
После массовых протестов против нечестных выборов (4 декабря 2011г.) федеральная власть решила взять под жесткий контроль значительные сферы общественной деятельности и с этим, по-видимому, связан, четвертый этап развития системы общественного контроля как института.
В 2012-2013гг. в России было принято законодательство в области гражданских прав, которое вызвало серьезную тревогу всего гражданского общества за конституционные права в целом . Впервые для правозащитных организаций возникла дилемма: с одной стороны, они должны исполнять законы, а, с другой стороны, они не могут исполнять, в частности, закон, заставляющий их регистрироваться в качестве иностранного агента.
Целью принятия данного закона власти обосновывали, с одной стороны, «повышением общественного контроля», а, с другой стороны, американским аналогом, который, правда, регулирует деятельность собственно иностранных структур и не распространяется на американские ассоциации, в то время, как российский «аналог» направлен и на российские НКО.
Осенью 2012г. на общероссийской конференции гражданских организаций была выработана общая позиция – не регистрироваться в качестве иностранных агентов. Только одна неизвестная организация, которая занимается вопросами конкуренции в странах СНГ, зарегистрировалась. Гражданские организации, в целом, смогли сохраниться, несмотря на многочисленные прокурорские проверки, которые обрушились на реально работающие некоммерческие организации в 2013г. За отказ в регистрации была приостановлена деятельность Ассоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «ГОЛОС» .
Наряду с давлением на реальные гражданские организации федеральная власть стала декларировать развитие системы общественного контроля: «к) совместно с общественными организациями до 1 апреля 2013 г. обеспечить формирование независимой системы оценки качества работы организаций, оказывающих социальные услуги, включая определение критериев эффективности работы таких организаций и введение публичных рейтингов их деятельности» .
В 2014 г. наметилась тенденция инкорпорирования лояльных ФСИН лиц в члены ОНК и общественные советы при органах внутренних дел.
Таким образом, политика федеральной власти в отношении общественного контроля носит противоречивый характер, с одной стороны, реальных акторов гражданского сектора пытаются выдавить и убрать с общественного поля, с другой стороны, декларируется необходимость привлечения общественных организаций к всестороннему контролю за оказанием социальных услуг.
Стоит согласиться с мнением экспертов о том, что «захват властью недостроенных институтов — это проблема незавершенного перехода российского общества к демократии и рынку. Власть какое-то время терпела издержки, связанные с функционированием зачаточных форм демократии, ради сохранения своего реформаторского имиджа в мире, но теперь эти издержки признаны лишними. О том, чтобы достроить и запустить полноценные институты, речи не идет давно».
Удержание главенствующего влияния представителей органов государственной власти на деятельность общественных контролеров, как это было во времена СССР, теперь унаследовано при создании общественного контроля в Российской Федерации.

Fri, Feb. 28th, 2014, 12:25 pm
Видео и фото: "Турки-месхетинцы. Неоконченная депортация". Выставка в конгрессе США

27 февраля 2014 г. в здании Конгресса США в Вашингтоне прошла выставка фотографий "Турки-месхетинцы. Неоконченная депортация". На мероприятие съехались ахыска-турки из США и России, правозащитники, журналисты. Собравшихся приветствовали конгрессмены и сенаторы США. Напомним, что в 2014 г. исполняется 70 лет с момента преступной сталинской депортации месхетинских турок из Грузии в Среднюю Азию, а также 25 лет со дня Ферганской резни в Узбекистане. Были также представлены фотографии о жизни ахыска в США и России. Состоялась презентация документального фильма, который сделали журналисты Дмитрий Флорин и Елена Власенко. Собравшиеся решили всеми силами помогать тем ахыска, кто страдает от продолжающейся этнической дискриминации и в этой связи возобновить программу по предоставлению статуса беженца в США. В 2004-2006 гг. по этой программе из России выехало 11500 человек, которые показали успешный пример интеграции в американское общество и экономику.



DSC_0047 2
DSC_0001 2
DSC_0004 2
DSC_0015 2
DSC_0023 2
DSC_0032 2
DSC_0036 2
DSC_0040
DSC_0043 2

Fri, Feb. 21st, 2014, 04:14 pm
Мои твиты

  • Чт, 16:55: Россия: пытки продолжаются. Гестапо завидует, поскольку наши "правоподавители" не оставляют следов! http://t.co/MyLGEAXZVB

Thu, Feb. 20th, 2014, 08:54 pm
Россия: пытки продолжаются. Гестапо завидует, поскольку наши "правоподавители" не оставляют следов!

Рекомендую внимательно прослушать выступления на конференции "Против насилия и пыток в правоохранительной и пенитенциарной системах". г.Москва, 20 февраля 2014 г.

Рассказы выживших осужденных не для детей!







































Tue, Feb. 18th, 2014, 07:02 pm
Анкета! МХГ расширит мониторинг за деятельностью полиции

Московская Хельсинкская группа изучает отношения между полицией и гражданами. Идет сбор данных, как о правомерности действий полиции, так и об этнически избирательном подходе. Предварительное наблюдение и анкетирование в Москве показало наличие определенных проблем. В ходе дальнейшего мониторинга, который продлится до 15 апреля 2014 г. и выйдет за пределы московского региона, МХГ рассчитывает сделать более масштабный срез. Рассчитываем на Вашу помощь. Тех, кого останавливали полицейские, мы просим ответить на наши вопросы. Это займёт не больше 15 минут. Спасибо!
Просим распространить это информационное сообщение заинтересованным лицам и заполнить прилагаемую анкету.

10 most recent